Social Justice

30 процентов поляков живут в “зонах, свободных от ЛГБТ”

По всей Польше местные власти объявляют свои территории "зонами, свободными от ЛГБТ". Один польский активист борется за то, чтобы вывести их на чистую воду.
В январе на въезде в польский город Пулавы под дорожным знаком, обозначающим границы города, появился дополнительный желтый знак, напоминающий предупреждающие знаки о закрытых военных зонах. На нем написано "Зона, свободная от ЛГБТ" на польском, английском, французском и русском языках.
В январе на въезде в польский город Пулавы под дорожным знаком, обозначающим границы города, появился дополнительный желтый знак, напоминающий предупреждающие знаки о закрытых военных зонах. На нем написано "Зона, свободная от ЛГБТ" на польском, английском, французском и русском языках.

В других местах Польши появились такие же знаки, как в Пулавах. Они являются частью более крупного проекта активиста Барта Сташевского. Проблема, на которую Сташевский пытается обратить внимание, реальна. В последние месяцы власти на разных уровнях местного самоуправления, в том числе и городской совет Пулавы, взяли под свою юрисдикцию районы, объявленные "зонами, свободными от ЛГБТ".

В настоящее время в "зонах, свободных от ЛГБТ" проживает около тридцати процентов польского населения. В основном, эти зоны сконцентрированы на юго-востоке страны, известном своим консерватизмом, религиозностью и низким уровнем социально-экономического развития. Картина не является целостной, если мы будет считать, что волна гомофобных решений мотивирована мнениями местного населения. Создание "зон, свободных от ЛГБТ" не является феноменом, идущего с низов.

Гомофобные декларации

Есть два типа деклараций.

Первый - очевидно гомофобный документ. Единого шаблона для таких деклараций нет, но многие из них выражают озабоченность "внедрением ЛГБТ-идеологии в местные органы власти". Сторонники деклараций в местных органах власти настаивают на том, что их целью являются не люди, идентифицирующие себя как ЛГБТ+, а "идеология", подрывающая традиционные и католические ценности, гендерные роли и, косвенно, социальный порядок.

Кроме того, в декларациях часто говорится о сексуальном образовании как об одном из основных методов, используемых для индоктринации детей "идеологией ЛГБТ". В них также говорится, что декларации вводятся в ответ на действия политиков на национальном уровне, которые угрожают вышеупомянутым ценностям.

Вторым типом декларации является "Хартия местного самоуправления о правах семьи". В отличие от своего явно гомофобного аналога, в этом случае речь не идет ни об "идеологии ЛГБТ", ни о представителях ЛГБТ+. Скорее, она занимается продвижением консервативных ценностей под видом защиты семьи как субъекта, находящегося под защитой польской Конституции. С открыто гомофобными документами она разделяет идеал семьи: патриархальный, неявно исключающий все другие модели, будь то негетеронормативные или просто неполные семьи. Хартия косвенно направлена и на неправительственные организации (НПО), которые борются с домашним насилием - все это во имя святости семьи как единства.

Кроме того, в хартиях упоминается, что родители имеют широкие права на формирование образования своих детей, в частности, право на пересмотр организаций, участвующих в школьной деятельности, - все это под предлогом защиты блага детей и семей. Однако контекст, в котором появились такие декларации, ясно указывает на их намерение: именно программы сексуального образования и деятельность НПО, занимающиеся вопросами толерантности и социального многообразия, крайне правыми религиозными представителями польского общества воспринимаются как источник деморализации.

Вдохновение с Востока, вдохновение с Запада

Хартии семейных прав были разработаны организацией Ордо Юрис, которая имеющая финансовые и идеологические связи с бразильской религиозной организацией "Традиции, семья, собственность". Ордо Юрис также вдохновил и более очевидно гомофобные организации.

Эта бразильская организация была отлучена от бразильской католической церкви. В Польше его доверенные лица также подвергались критике со стороны католической церкви, но Ордо Юрис, похоже, был исключением. Одной из причин этого является то, что и Ордо Юрис, и польская католическая церковь разделяют экстремистскую позицию в отношении абортов.

То, как эти деклараций и хартии сформулированы, указывает на их связь как с Востоком, так и с Западом.

“ЛГБТ-идеология", ранее известная как "гендерная идеология", имеет близкое сходство с понятием "пропаганды гомосексуализма" из печально известного российского закона 2013 года. Оба понятия относятся к деятельности, которая должна способствовать толерантности к сообществу ЛГБТ+ и, в частности, помогать ЛГБТ+ молодежи примириться со своей сексуальной ориентацией. Кроме того, "идеология" и "пропаганда" являются преднамеренно ложными терминами, поскольку они направлены против отдельных представителей ЛГБТ+ сообщества: под формулировку "ЛГБТ-идеология" и "гей-пропаганда" могут подпадать даже публичные проявления чувств среди негетеросексуальных пар.

Декларации и хартии черпают вдохновение и с Запада. В частности, подражая риторике религиозных правых Америки, они используют язык свободы, а также прав детей и родителей. Они считают принятие хартии или декларации как акт самообороны сообщества от навязывания образа жизни и ценностей, которые местные жители не разделяют.

Влияние сверху

То, что эти хартии и декларации представлены как акты сопротивления против навязанной политики деморализации, дает нам повод проводить параллели с событиями в России и США. В России в период с 2006 по 2013 год было введено девять различных региональных запретов на "гей-пропаганду" до принятия закона на национальном уровне. Аналогичным образом, в США местный уровень и уровень штата являются испытательным полигоном для таких законов.

Однако польские декларации и хартии не являются феноменом, продиктованным из низов. Вероятнее, их продвигает правящая партия "Право и справедливость".

Целью тактики мобилизациии партии "Право и справедливость" является обличение конкретных групп как врагов. После ксенофобской кампании страха перед мигрантами во время кризиса с беженцами в 2015 году, правящая партия нацелилась на ЛГБТ-сообщество как на источник внутренней угрозы. В этом для нее надежным союзником стала католическая церковь, представители которой сравнивали негетеронормативность с тоталитарными идеологиями и ссылались на "радужную чуму".

Польские правые хотят изобразить текущий политический конфликт как противостояние между истинными поляками, которые чтут традиции и уважают традиционные ценности, в основном сосредоточенными в средних и малых городах, и жителями больших городов, зараженными чужими идеями. Между этими категориями есть и классовые различия: жители больших городов - коррумпированная элита, презирающая простых, трудолюбивых людей.

Председатель правящей партии "Право и справедливость" Ярослав Качиньский считает негетеронормативность "импортным продуктом". Говоря о местных декларациях о "зонах, свободных от ЛГБТ" и хартиях семейных прав, важно иметь в виду этот национальный контекст. Вместо того, чтобы выражать мнения местных, эти документы используются местными представителями партии "Право и справедливость" в качестве инструмента политической мобилизации и демонстрации лидерам партии своего активного участия.

Оппозиция снизу

По словам Томаша Китлински, ЛГБТ+ активиста и профессор Люблинского университета имени Марии Кюри-Склодовской, атмосфера в местах, объявленных "зонами, свободных от ЛГБТ", становится невыносимой. Все Люблинское воеводство объявило себя "зоной, свободной от ЛГБТ". "Впервые в жизни”, - сказал Китлински в одном из интервью, - “молодые представители ЛГБТ+ сообщества спрашивают меня, что делать, остаться ли в Люблине или уехать из региона или даже из Польши".

Сам Китлинский не уехал и высказался против декларации властей воеводства. Он не единственный местный активист, кто так поступил. Проект Сташевского также направлен на демонстрацию оппозиции на местном уровне: местных жителей приглашают сфотографироваться рядом со знаком "Зона, свободная от ЛГБТ" в их городах. Недавно на зданиях местных властей появились знаки, объявляющие город Познань дружественным к ЛГБТ+. Их установила Познаньская организация по защите прав ЛГБТ+ Stonewall Group. Французские города-побратимы города Влодава, расположенного в Люблинском воеводстве, разорвали связи со своими польскими коллегами после принятия последними деклараций и хартий.

Эти декларации и хартии, хотя и являются частью более широкого международного феномена реакционного реванша, имеют польскую специфику. Многое из этого связано с историей страны, в частности с Холокостом и антисемитизмом. И без немецкого черного шрифта можно проследить параллели с нацистами, которые ставили знаки, отмечающие некоторые области и города Юденфрай (“свободные от евреев”).

Это не означает, что сторонники деклараций и хартий являются нацистами или антисемитами - хотя, откровенно говоря, нельзя исключать и последнего. Хотя у деклараций и хартий нет юридически обязательного статуса, они все же важные инструменты. Эти документы являются официальным средством оказания неформального давления на такие государственные учреждения, как школы. Именно поэтому эффективная оппозиция должна исходить снизу, чтобы сдержать наиболее пагубные последствия деклараций и хартий.

“Право и справедливость” хочет, чтобы мы верили в раскол между коррумпированными элитами больших городов и с простым народом с традиционными взглядами. Это зеркальное отображение представления элит об “отсталых плебеях”, не знакомых с культурой и понятиями социальным многообразия. На самом деле, ни то, ни другое не соответствует действительности. Правда в том, что противостояние, направленное против политики навязывания страха, происходит как на центральном, так и на местном уровне. Борьба на местном уровне является важным рычагом для избежания самых пагубных последствия таких деклараций и хартий.

Available in
EnglishGermanFrenchPortuguese (Brazil)SpanishRussian
Author
Jan Smoleński
Translators
Bella Radenovic and Jan Veselov
Date
10.05.2020
Source
Original article

More in Social Justice

Social Justice

Azmanova & Galbraith: Disaster Capitalism or the Green New Deal

Receive the Progressive International briefing
Privacy PolicyManage Cookies
Site and identity: Common Knowledge & Robbie Blundell