War & Peace

Жизнь в Газе

Каждую пятницу, начиная с 30 марта 2018 года, в Газе вдоль израильского разделительного забора проходят массовые демонстрации.
Протестующие в Газе не только разрушают миф о том, что сопротивление можно покалечить или сдержать, а также помогают нам, по другую сторону забора, понять, что может означать настоящая свобода в будущем.
Протестующие в Газе не только разрушают миф о том, что сопротивление можно покалечить или сдержать, а также помогают нам, по другую сторону забора, понять, что может означать настоящая свобода в будущем.

MB1215DE - это современный мобильный контейнерный сканер производства китайской компании Nuctech. Он использует технологию высокоэнергетической визуализации для обнаружения контрабандных товаров, спрятанных в грузовых контейнерах. Благодаря высокой пропускной способности - до двадцати пяти контейнеров в час - он входит в стандартную комплектацию самых загруженных портов мира, в том числе в Дубае, Тайбэе, Танжере и Роттердаме. Устройство также функционирует в менее известном логистическом узле - терминале Керем-Шалом, на границе между Израилем и сектором Газа.

Благодаря этому конкретному объекту инфраструктуры возникает поразительная симметрия между зонами максимальной циркуляции (поддерживающими глобальную торговлю) и зонами максимального ограничения (из которых Газа может быть самым печально известным примером в мире). В первую очередь, сканер контейнеров функционирует в рамках аппарата безопасности, перед которым поставлена задача обеспечить максимальный поток товаров при одновременном недопущении угроз самому торговому порядку. Во-вторых, он способствует проведению иной операции по обеспечению безопасности: сведению к минимуму потока товаров при одновременном недопущении полного обрушения "враждебной территории", находящейся под блокадой. Важнейшее значение для обеих операций имеют мониторинг и контроль с высоким разрешением в режиме реального времени.

Сухопутная, морская и воздушная блокады сектора Газа действуют с 2007 года, и Израиль вряд ли сможет снять их в ближайшее время. В отличие от средневековой осады, блокады не преследуют цели окончательной капитуляции цитадели Газы путём полного перекрытия её путей снабжения. Почти каждый день некоторые товары и, в меньшей степени, некоторые люди пересекают границу в обоих направлениях. Однако Израиль поддерживает эти трансграничные потоки на минимальном уровне, который он считает необходимым для того, чтобы избежать массового голода и тотальных беспорядков среди двух миллионов палестинцев, зажатых в 365 квадратных километрах Газы. По этой причине блокада может, по крайней мере в принципе, продолжаться бесконечно.

С её установлением израильские власти получили возможность контролировать, направлять и управлять циркуляцией всего и каждого, кто входит в Газу и выходит из него. Вместо того чтобы попросту ликвидировать все передвижения, блокада позволила создать форму централизованного командования жизненно важной циркуляторной системой Газы. Поскольку дипломатические, политические и юридические процессы остаются приостановленными на неопределённый срок, материально-техническое снабжение фактически превратилось в форму правления.

Ни один экспортный продукт не покидал сектор Газа в течение первых шести лет блокады. В 2013 году правительство Нидерландов подарило Израилю сканер MB1215DE для установки в Керем-Шаломе - единственном действующем контрольно-пропускном пункте на въезде в Газу и выезде из него. Как указано в совместной декларации, подготовленной по этому случаю, одной из ключевых целей пожертвования было облегчение "транспортировки товаров ... между Западным берегом и сектором Газа", а также "обеспечение безопасности Израиля".

Вскоре сканер оказался в центре дипломатического вопроса между Израилем и Нидерландами. Незадолго до церемонии инаугурации, на которой должен был присутствовать сам премьер-министр Нидерландов, Израиль объявил, что будет и впредь запрещать экспорт из Газы на Западный берег. Он обосновал это решение якобы соображениями высокого уровня безопасности. В ответ правительство Нидерландов неожиданно отменило церемонию. Сканер в течение нескольких месяцев простаивал на терминале, будучи готовым проверить несуществующий поток товаров.

В 2014 году Израиль начал крупнейшую и самую смертоносную из трёх военных операций в Газе с 2007 года. Никогда ещё не было так сильно разрушено окружение палестинского анклава. Несмотря на острую необходимость восстановления после войны, блокада остаётся в силе. Как следствие, жизнь после прекращения огня грозит перерасти в неконтролируемый гуманитарный кризис. Чтобы избежать этого результата, Израиль, наконец, поставил сканер контейнеров для работы в Керем-Шаломе. На том же перекрёстке был установлен второй сканер, который финансировался Европейским Союзом. В рамках Механизма восстановления Газы, созданного вскоре после войны, Израиль разрешил въезд в Газу подавляющему числу грузовиков и даже разрешил нескольким из них покинуть анклав. Тем не менее, такие потоки составляют небольшую часть объёма торговли, существовавшей до 2007 года. Более того, Израиль упорно сдерживает эти потоки, не позволяя в полном объёме задействовать материально-технические возможности контрольно-пропускного пункта[1].

Израильские власти регулируют степень блокады, исходя из уровня напряжённости, который они определяют в отношении различных групп вооруженного сопротивления в Газе. Будь то в ответ на действия палестинцев или в качестве упреждающей меры, у Израиля всегда есть возможность внезапно прекратить все передвижения в сектор Газа и из него. Эта политика выходит за рамки принципа “товарных потоков”: доставка индивидуальных разрешений на выезд из Газы через контрольно-пропускной пункт Эрез отражает ту же логику, в то время как пределы разрешённой зоны рыболовства у побережья Газы сокращаются и определяются в соответствии с собственной оценкой Израилем ситуации в области безопасности. Кривая, характеризующая объём трансграничных потоков с течением времени, с её нерегулярными колебаниями воспринимается как политический сейсмограф затянувшегося конфликта.

Осуществляя блокаду, Израиль неукоснительно соблюдает новейшие принципы глобального управления логистикой. Эта "эластичная логистика" состоит в сохранении гибкости для расширения или сокращения возможностей доставки с тем, чтобы быстро реагировать на постоянно меняющиеся потребности и условия работы цепи поставок. Такой принцип изначально направлен на оптимизацию коммерческой прибыли за счёт снижения подверженности оператора разногласиям. В Газе израильский аппарат безопасности применяет его в качестве средства для минимизации поставок своему предполагаемому противнику, без подпитки его решимости сопротивляться.

Стандартизированный, модульный стальной морской контейнер, разработанный на основе американской военной технологии, послужил стимулом для развития современной логистики во второй половине двадцатого века. В Газе техническая и экономическая рациональность переросла в стратегию сдерживания, применимую ко всему полюсу. Для того чтобы справиться с неудобным бременем сектора Газа, Израиль решил ограничить его население максимально компактным пространством за минимальные экономические, политические и моральные издержки. Ситуация, зависящая от расчётной машины, которая сводит все человеческие потребности к минимуму, одновременно сохраняет жизнь двум миллионам человек.

Если, как утверждал Клаузевиц, война - это распространение политики другими средствами и если политика в Газе сводится к материально-техническому обеспечению, то война также превращается в расширение материально-технического обеспечения. Израильская военная операция в Газе в 2014 году под кодовым названием "Защитный край" объявила своей целью разрушение сети туннелей, которые группы сопротивления прорыли в ответ на блокаду. Открывая каналы неконтролируемой связи и торговли через границу, эти туннели действительно представляли собой фундаментальную - можно сказать, топологическую - угрозу для осуществления режима власти, основанного на тщательном контроле за всеми формами циркуляции. Таким образом, израильская армия попыталась переделать спорную территорию, чтобы заполнить опасные пустоты, через которые Газа буквально подрывала власть Израиля.

Нынешние рамки стратегической политики Израиля ещё раз подтверждают наличие важнейшего инструментария войны для сохранения и внедрения блокады Газы в качестве прочного режима власти. Высокопоставленный израильский военный персонал официально называет свои периодические операции в Газе процессом "подкашивания травы". В этой леденящей душу метафоре Израиль воспринимает способность жителей Газы сопротивляться как естественную и постоянно растущую. С точки зрения колонизатора, дикое разрастание требует регулярного вмешательства для сдерживания.

Хотя сканер MB1215DE является лишь одним из компонентов далеко идущей распределённой архитектуры, он инкапсулирует ключевую оперативную логику блокады как проекта сдерживания роста городов. От материально-технического обеспечения до наблюдения, управления, энергоснабжения и рационального природопользования - все операции, поддерживающие блокаду сектора Газа, должны быть оптимизированы, постоянно корректироваться с учётом набора различных параметров с тем, чтобы обеспечить максимальный эффект от блокады при одновременном сведении к минимуму её издержек. В Газе растущая правительственная парадигма оптимизации свидетельствует о её принципиальном оппозиционном настрое, в соответствии с которым выгоды для одного лагеря всегда должны оцениваться в сопоставлении с потерями для противоположного лагеря. Для Израиля оптимизация этой кибернетической системы означает, прежде всего, ослабление противника при одновременном максимальном использовании его собственных возможностей. С точки зрения управления им как городской территорией, Газа, несомненно, “умён” настолько, насколько “умны” бомбы, которые продолжают на него сыпаться.

Хотя сектор Газа является результатом уникальной истории борьбы, блокированный он также формирует радикальную диаграмму глобального явления. В отличие от жизнерадостных высказываний корпоративных провайдеров, "умные" городские технологии сегодня применяются главным образом для укрепления и снижения стоимости существующих механизмов городской изоляции. Речь идёт о цифровых порталах доступа, основанных на данных, прогностических системах охраны правопорядка и распознавания лиц, которые имеют тенденциозный характер в силу своей специфики. “Умный” градостроительный подход направлен на оптимизацию городской среды, однако целенаправленное наращивание потенциала уже привилегированных городских пользователей является лишь одним из тех режимов, с помощью которых в настоящее время проводится оптимизация. Другой режим, который до сих пор в значительной степени игнорируется, состоит в целенаправленном изнурении всех тех, кто не принадлежит к данной категории. С одной стороны, мы находим процессы освобождения и улучшения; с другой - практику калечения и локализации. На карту в этой диалектике может быть поставлено не что иное, как городской вопрос XXI века.

Каждую пятницу, начиная с 30 марта 2018 года, в Газе вдоль израильского разделительного забора проходят массовые демонстрации. В знак протеста против продолжающейся блокады жители Газы собираются не на общественных площадях или перед министерствами, а вдоль широкой, милитаризованной границы и её материально-технических узлов. С начала Великого Марша Возвращения, как называют протесты, демонстранты поджигали терминал в Керем-Шаломе по меньшей мере три раза, а Израиль всегда оперативно восстанавливал его. Протестующие также снесли несколько участков заграждения, после чего в ближайшие недели Израиль снова его отремонтировал. По состоянию на август 2019 года реакционными силами безопасности Израиля было расстреляно более 8000 безоружных демонстрантов. По меньшей мере 1200 из них сейчас покалечены на всю жизнь.

Однако каждую пятницу, вот уже более года, протестующие возвращаются, чтобы отказаться от статус-кво. Их упрямое возвращение бросает вызов материальной инфраструктуре режима блокады, усиливает трения в системе организованного сдерживания, перечёркивает повествование о гуманной блокаде и заставляет колониальный режим демонстрировать свою вопиющую жестокость. Непоколебимость палестинцев перед лицом 71-летней колониальной оккупации тем более похвальна, что сейчас Израиль полностью банализирует ежедневное насилие, которому они подвергаются. Сегодня даже самые отвратительные злоупотребления, такие как убийство двадцатилетней врача-добровольца Разан ан-Наджжар, которая была ранена в грудь пулей израильского снайпера, когда помогала эвакуировать раненых, не более чем мимолётный момент негодования со стороны, так называемого, "международного сообщества". Своей борьбой и упорством протестующие в Газе не только разрушают миф о том, что сопротивление можно покалечить или сдержать, а также помогают нам, по другую сторону забора, понять, что может означать настоящая свобода в будущем.

Фото: Мохаммед Заанун, Activestills.org

Available in
EnglishRussianSpanishGermanFrenchPortuguese (Brazil)
Author
Francesco Sebregondi
Translator
Татьяна Варичева
Date
11.05.2020
Source
Original article🔗

More in War & Peace

War & Peace

Life Contained in Gaza

Receive the Progressive International briefing
Privacy PolicyManage Cookies
Site and identity: Common Knowledge & Robbie Blundell