Health

Куба отправила 2000 докторов и медсестер за границу для борьбы с COVID-19

Администрация Трампа называет членов команд кубинской медицинской помощи «рабами» — мы спросили у самих докторов об их мнении.
Гавана — в то время как коронавирус обхватил мир, подрывая системы здравоохранения, сильно пострадавшие страны разослали призывы о помощи докторам по всему миру. Один маленький угнетенный остров отозвался на вызов.
Гавана — в то время как коронавирус обхватил мир, подрывая системы здравоохранения, сильно пострадавшие страны разослали призывы о помощи докторам по всему миру. Один маленький угнетенный остров отозвался на вызов.

Куба отправила более чем 2000 докторов и медсестер в 23 страны с момента наступления кризиса.

Медицинские группы срочного реагирования острова работали в Латинской Америке, Африке, на Ближнем Востоке, и в первый раз в Европе. В марте 51 кубинских докторов и медсестер прибыли в Ломбардию, Италия, к ликующей толпе.

Они присоединились к 28000 кубинским медикам, которые уже работали в 59 странах до начала COVID-19.

Ни одна другая страна не отправила настолько большое количество докторов заграницу во время пандемии. Недавно, радикальный интеллектуал Ноам Хомский написал что остров был единственной страной, которая показала «подлинный интернационализм» в течение кризиса, а антивоенная организация с женским руководством Code Pink (Розовый Код), выступает за награждение кубинских медицинских групп срочного реагирования Нобелевской премией мира. Американские СМИ обратили мало внимания на эти медицинские бригады, и их репортаж обычно негативный.

На самом деле, на протяжении последних 3 лет, администрация Трампа обзывала докторов, которые участвовали в этих миссиях «рабами» и обвиняла кубинское правительство в «торговле людьми». В то же время, должностные лица Трампа предполагали, что десятки тысяч этих людей не врачи, а сторонники режима, направленные «сеять политическое разногласие» и распространять коммунистический вирус. С такой точки зрения, кубинские докторы одновременно являются жертвами и угнетателями.

Рассказы в крупных СМИ рисуют одну и ту же картину. Кубинское врачебное содружество изображается как Макиавеллинизм, представляется как пиар уловка, которая должна отвлечь внимание от внутренних нарушений прав человека на Кубе; средство «мягкой силы» или способ вмешательства в дела других стран.

Даже если тот факт что врачи улучшали показатели состояния здоровья в бедных странах иногда признается, кубинскому правительству приписывают эксплуатацию докторов, так как оно «прикарманивает» большую часть их зарплаты.

Такие описания никогда не интересуется мнением самих кубинских докторов, которые работают в этих бригадах. За последние пару месяцев, я говорил с десятками докторов перед их отъездом. Их слова резко изменяет эту картину.

«Как я могу быть рабом, если я получаю бесплатное образование в моей стране?» спросил доктор Леонардо Фернандес, который служил в Никарагуа, Пакистане, Восточном Тиморе, Либерии и Мозамбике. «Как я могу быть рабом, если моя семья получает мою полную зарплату, когда я за границей? Как я могу быть рабом, если я имею конституционные права?»

Доктор Грасилиано Диас, ветеран кампании против Эболы в Сьерра-Леоне в 2014 году, опровергая идею, что он жертва торговлей людьми, сказал с истинно карибским ритмом: «Мы делаем это добровольно. Нам неважно, что другие вешают на нас ярлык рабов. Нам важно то, что мы помогаем миру».

Рядом с памятником кубинским медикам, погибшим за границей, я спросил медбрата Карлоса Армада, почему он, рискуя своей жизнью, лечит людей в Италии. Смотря прямо мне в глаза, он сказал: «Если ты живешь здесь, ты знаешь почему».

Я знал.

Ведя репортажи о Гаване за последние семь лет, я познакомился с множеством врачей. Их сложно избегать здесь: Куба имеет безусловно самое высокое соотношение врачей к пациентам в мире. Я проходил осмотры у семейных врачей в местных клиниках и компьютерную томографию у нейрохирургов. Я болтал с докторами, когда ждал в очереди купить курицу, готовил для них, играл с ними в домино и напивался с ними. В прошлом году я помог создать документальный фильм о друге, которому надоело наскребывать 55 долларов в месяц, ушел из медицины и стал таксистом.

В ходе того, как доктора делились со мной своими историями, я начал понимать, почему они участвуют в этих миссиях. Алекс Каррерас годами работал в клинике по борьбе со СПИДом в Ботсване. Лечение болезней, искорененных на Кубе, о которых раньше он читал только в учебниках, является, по его словам, главной мотивацией для поездки: «Врачи хотят проявить себя в разных условиях».

В 2008 году, генетичка Грейси Родригес работала с населением, которое никогда раньше не видело врачей в Венесуэле. Однажды, она спасла младенца от обезвоживания, которое чуть не привело его к смерти. «Ее семья назвала этого ребенка моим именем. Это был приятный случай».

Во время пребывания в северной Бразилии Хавьер Лопес, специалист по традиционной китайской медицине, тесно сотрудничал с коренными общинами, помогая им восстанавливать лекарства растительного происхождения, которые были подавлены. «У меня всегда было желание помочь», сказал он.

Некоторые идут ради денег. Янет Росалес, 36 летняя семейная медицинская специалистка, зарабатывала 900 долларов в месяц в маленьком городке Посус-ди-Калдас в Бразилии. Это было намного меньше, чем её бразильские коллеги, но в 10 раз больше, чем ее обычная зарплата на острове. Как она мне сказала после ее приезда домой, «Ты можешь заработать гораздо больше, чем на Кубе. Я всегда хотела путешествовать и познакомиться с людьми из разных стран. Это был мой шанс.»

Янет было выплачено около 25 процентов дохода, полученного Кубинским правительством за ее услуги. Принимая во внимание тот факт что деление зарплаты с правительством 50/50 было бы более справедливо, оно отрицала, что она являлась «современной рабыней», так как доход миссий платит за бесплатное медицинское обслуживание на Кубе. «Когда некоторые пациенты говорят, что нас грабят, мы говорим им, что это не так. На Кубе, замещение тазобедренного сустава или магнитно резонансная томография бесплатны для пациентов, но это дорогие процедуры».

Более чем 1000 кубинских врачей, медсестер и медбратьев, работающих над программойMais Médicos(Больше докторов) в Бразилии с 2013 до 2018 гг. решили «покинуть» Кубу. Кто-то сделал это по экономическим причинам, кто-то, потому что влюбился. Янет решила вернуться и потратить свои сбережения на четырехкомнатную квартиру в Гаване. После моего первого интервью, она провела экскурсию по своему дому, показывая мне электрическую кофе машину и большой плазменный телевизор, который она привезла из Бразилии.

За последнее десятилетие, долгосрочная сдача специализированных медиков превратилась в самый прибыльный кубинский экспорт: в 2018 году, принося 6,4 миллиардов долларов, или больше, чем ром, сахар и сигары вместе взятые.

Этот доход помогает обеспечить бесплатное медицинское обслуживание и бесплатное образование включая университет, поддерживает искусство, музыку и культуру. К тому же, доказательств, что деньги были растрачены продажной элитой, нет. Коррупция в высших эшелонах кубинского правительства минимальная по сравнению с другими странами региона. По данным неправительственной международной организации по борьбе с коррупцией Transparency International, Куба одна из стран с самым низким уровнем коррупции в Латинской Америке. И в то время, как поставки нефти из Венесуэлы, главного союзника острова, уменьшаются, эти деньги все больше и больше нужны просто для того, чтобы удовлетворить обыденные нужды острова.

Часть дохода субсидирует миссии в страны, которые не могут позволить себе платить за них. В то время как Куба взимает плату с государств имеющих большое количество нефти, как Ангола за «профессиональный сервис», она отправляет тысячи врачей, медсестер и медбратьев в страны Латинской Америки и субсахарской Африки с низким уровнем дохода бесплатно. И хотя неизвестно, взимает-ли Куба плату за поездки врачей для борьбы с коронавирусом или нет, остров никогда не брал деньги за неотложную медицинскую помощь когда его бригады реагировали на землетрясения, ураганы или эпидемии.

Деньги также помогают Латиноамериканской школе медицины, из которой выпустились более 29000 докторов из 100 стран за последние 20 лет. Медицинское образование предоставляется бесплатно людям из обществ с ограниченным доступом к медицинскому обслуживанию при условии, что после окончания обучения они возвращаются чтобы помогать этим обществам. Некоторые из этих докторов сейчас помогают борьбе против COVID-19 в Соединенных Штатах.

Не стоит упускать и тот факт, что доктора, которые совершают эти миссии становятся богачами после возвращения, по сравнению с большинством кубинцев. Они живут в хороших домах, имеют роскошные удобства и едят больше мяса. Сегодняшние интернационалисты это кубинский средний класс. После семи лет бесед с кубинскими медиками, я не встретил но одной, которая сказала бы, что была вынуждена работать за границей. Списки ожидания переполнены, и некоторые врачи даже платят чтобы проскочить через очередь.

Джон Кирк, академик в университете Дэлхаузи в Новой Шотландии, который провел больше десяти лет исследуя кубинский медицинский интернационализм, отмечает, что Куба отправляет медицинских сотрудников по разным причинам. «Это создает финансирование для поддержки эффективной кубинской системы здравоохранения, которая во многих отношениях находиться наравне с глобальным Севером. Но также существуют сильные элементы альтруизма: необходимость сотрудничать и делиться впечатляющим кубинским человеческим капиталом четко указана в преамбуле национальной конституции».

«Мы в глобальном Севере не привыкли к альтруизму такого масштаба. Но у кубинцев это в ДНК».

Администрация Трампа усилила десятилетнюю экономическую войну против Кубы, нацеленную на энергетику острова и индустрию туризма. Но недавно, как на словах, так и в действиях, начало использовать здравоохранение, принуждая союзников аннулировать соглашения с Кубой.

В прошлом году, президент Эквадора Ленин Морено выслал 382 кубинских врачей, прерывая почти три десятилетия медицинского сотрудничества. Это объявление поступило скоро после того, как Эквадор получил кредит в 4,2 миллиардов долларов от Международного валютного фонда (МВФ). США является главным акционером МВФ и практически контролирует его бюрократию. Маурисио Клавер-Кароне, главная фигура администрации Трампа по отношении к Кубе, был временным исполнительным директором МВФ, представляя интересы США в фонде в то время когда переговоры по кредиту начинались.

После военно-гражданского переворота, организованным США в Боливии шесть месяцев назад, один из первых актов нового боливийского режима было изгнание 725 кубинских медицинских сотрудников. Машина с дипломатическими номерами Соединенных Штатов была сфотографирована снаружи одно из мест, где кубинских врачей допрашивали перед высылкой.

Бразильское правительство не нуждалось в убеждениях. На протяжении всей президентской кампании в 2018 году, ультраправый Жаир Болсонару угрожал отменой медицинского сотрудничества с Кубой, обзывая кубинских докторов «рабами» и «террористами». После его введения на пост президента, Куба отозвала 8517 кубинских врачей.

После сбоя туризма из-за Covid-19, Куба все больше и больше полагается на свою международную медицинскую программу. Кубинско-американские фундаменталисты, которые возглавляют политику Трампа в Латинской Америке, почувствовали этот момент и усилили свои атаки: удушение прибыли от медицинских программ может покалечить кубинскую экономику, кладя путь к изменению режима. Поскольку кризис коронавируса подтолкнул многие страны просить кубинскую медицинскую помощь, сенатор Флориды Марко Рубио и сенатор Нью-Джерси Боб Менендес, начали лоббирование посольств США по всему миру, чтобы они «проинформировали» государства, которые нанимают кубинских докторов о «кубинской политике принудительного труда».

Несмотря на то, что американские санкции заблокировали груз масок, перчаток и дыхательных аппаратов, который был отправлен на остров в апреле, они не сильно повлияли на реакцию Кубы на COVID-19 внутри страны. Используя активное отслеживание контактов и вынужденное изолирование в предполагаемых случаях, Куба успешно борется с вирусом, регистрируя меньше чем 2000 случаев; это в 50 раз меньше на душу населения, чем в Соединенных Штатах.

Те, кто платят самую высокую плату, когда администрация Трампа выигрывает — это люди в маленьких городах, коренных селах, и городских трущобах. Отзыв кубинских врачей из Бразилии, например, резко сократил доступ к медицинскому обслуживанию для 28 миллионов людей. Из-за этого, по данным Панамериканской организации здравоохранения (которая связана с Всемирной организацией здравоохранения), 37000 бразильских детей могут умереть в следующие 10 лет.

Для Кирка, такие правые режимы, как администрация Трампа, Бразилия Болсонару, и правительство Боливии после переворота имеют скрытый мотив. «Кубинские врачи представляли угрозу примера, насколько хороша могла бы быть система государственного здравоохранения, и поэтому их нужно быть остановить».

«Люди, которых топчут когда кубинцы уезжают, это именно те кому бригады впервые оказали медицинское обслуживание, и теперь его больше не будет. Политические игры с человеческими жизнями — это преступление.»

Эд Августин — журналист в Гаване. Он пишет для The Guardian, снимает передачи для Al Jazeera, и создает фильмы для проекта «Belly of the Beast» (Брюхо зверя).

фото: Pedro Szekely, Flickr.

Available in
EnglishFrenchPortuguese (Brazil)Portuguese (Portugal)GermanSpanishRussian
Author
Ed Augustin
Translator
Alexandra-Megumi Ogi
Date
03.07.2020
Source
Original article🔗

More in Health

Health

Tricontinental: CoronaShock and Socialism

Health

Transparency Has Been Kerala’s Biggest Weapon Against the Coronavirus

Receive the Progressive International briefing
Privacy PolicyManage Cookies
Site and identity: Common Knowledge & Robbie Blundell