Economy

Глобальному Югу нужно списание долга

Экономики глобального Юга, как, например, Замбия, сильно страдают от коронавируса. Мы должны срочно списать их долг.
В то время как фондовые рынки богатых стран мира цепляются за деньги, заработанные с помощью и правительств и центральных банков, страны с формирующейся рыночной экономикой все еще страдают от пандемии.
В то время как фондовые рынки богатых стран мира цепляются за деньги, заработанные с помощью и правительств и центральных банков, страны с формирующейся рыночной экономикой все еще страдают от пандемии.

В начале этого года Международный валютный фонд (МВФ) проинформировал мир о том, что глобальный Юг столкнулся с самым большим оттоком капитала, когда-либо наблюдавшимся. Директорка-распорядительница Кристалина Георгиева заявила, что фонд предоставит своим членам займы на сумму один трлн. долл. в дополнение к займам и грантам на сумму 160 млрд. долл., уже обещанным Всемирным банком. Но не все страны могут получить эти кредиты — преференциальный режим предоставляется послушным приемникам вашингтонского консенсуса.

У государств глобального Юга есть веские основания не участвовать в кредитных программах МВФ. Начиная с программ структурной перестройки 1970-х и 80-х годов и заканчивая более поздними кредитными программами на языке «человеческого развития», государства глобального Юга были дисциплинированы этими институтами в проведении политики, которая разрушила их экономику.

Но даже существенной программы кредитования МВФ для противодействия последствиям немедленного финансового кризиса, охватившего глобальный Юг, будет недостаточно для решения долгосрочной проблемы приемлемости уровня задолженности. Навязывание нового долга поверх старого не позволит бедным государствам вырваться из замкнутого круга задолженности и зависимости, которые многие из них пережили после обретения независимости.

Нужно списать долг. В апреле министры финансов Большой двадцатки договорились освободить страны с низким уровнем дохода от выплат по обслуживанию долга до конца года. Но паузы в платежах недостаточно — они просто отсрочат боль до конца года, когда глобальная экономика, скорее всего, все еще будет находиться в глубокой депрессии.

Более того, инициатива не распространяется на всех двусторонних кредиторов. К некоторым государствам и финансовым институтам, владеющим значительными долями глобального долга Юга, обратились с просьбой поддержать инициативу и конструктивно работать с должниками во время пандемии, но у них нет юридических обязательств по этому поводу.

Вопрос списания долга занимал центральное место в том, что когда-то было известно как «движение третьего мира» с момента его возникновения. Многие новые независимые государства были отягощены долгами, накопленными колониальными администрациями, и граждане были вынуждены возвращать долги, которые использовались для их подчинения.

Даже позднее, в постколониальный период, многие репрессивные режимы накопили огромные долги с целью консолидировать свою власть (часто при поддержке Соединенных Штатов), которые затем передавались демократически избранным лидерам после их свержения. Активисты в течение многих лет агитировали за списание этих «одиозных долгов». Они добились определенных успехов в движении по списанию долгов (“millennium debt campaign”), но для многих стран этого было недостаточно.

Одной из таких стран была Замбия, у которой длинная история непростых отношений с международными финансовыми институтами. Экономика Замбии, сильно зависящая от экспорта меди, очень пострадала от резкого падения цен на сырьевые товары в 1970-х годах. Не имея возможности заимствовать средства на международных финансовых рынках, Замбия была вынуждена обращаться в МВФ за кредитами и стала одной из первых стран включеннных в программу структурной перестройки.

Идея программ структурной перестройки заключалась в том, чтобы «открыть» бедные страны для остального мира путем осуществления стратегии «роста с опорой на экспорт». Главные экономисты утверждали, что страны с низким уровнем дохода должны сосредоточиться на своих «сравнительных преимуществах», экспортируя сырьевые товары в остальные страны мира — это означает отмену субсидий отечественной промышленности, «освобождение» частного сектора от регулирования и государственного вмешательства и устранение ограничений на мобильность капитала.

На самом деле, эти меры просто облегчили многонациональным корпорациям доступ к экономике глобального Юга и вытеснили внутренних капиталистов, прежде чем перевести прибыль на глобальный Север. Это также облегчило элитам вывозить свои денежные средства из страны и хранить их за границей, часто в налоговых убежищах. В то же время отечественные производители сталкивались с огромными барьерами на пути экспорта своих товаров на глобальный рынок, взвешенный по отношению к основным странам, которые использовали свои огромные ресурсы для защиты своих отечественных производителей.

Экономисты-неолибералы утверждали, что Замбия отстала, поскольку не смогла в полной мере осуществить предложенные реформы и не сотрудничает с международными кредиторами. В результате Замбия осталась в «плохих книгах» МВФ и была вынуждена иметь дело с менее скрупулезными кредиторами. Фонды-стервятники, скупающие долги бедных стран, которые, похоже, могут дефолтовать в надежде подать на них в суд за огромные суммы денег, скупили долг Замбии на три млн. долл. во время финансового кризиса и, когда она не смогла выплатить всю сумму в полном объеме, успешно подали в суд на 15 млн. долл.

Замбия остается в ловушке низких доходов с момента начала осуществления своей первой программы МВФ. Она по-прежнему имеет большую задолженность, зависит от экспорта меди и не в состоянии создать капитал, необходимый для индустриализации. Когда цены на медь упали по мере того, как пандемия поразила глобальный спрос на сырьевые товары, замбийская валюта (квача) упала вместе с ними, что привело к росту расходов на обслуживание ее долга.

Без большого глобального спроса на медь и при почти полном прекращении денежных переводов и потоков прямых иностранных инвестиций страна не может получить доступ к достаточному количеству иностранной валюты для погашения задолженности кредиторов. В долгосрочной перспективе весьма вероятно, что задолженность Замбии слишком высока, чтобы ее когда-либо погасить. Большая часть ее непогашенной задолженности причитается китайским государственным банкам — поскольку Замбия является относительно новым крупным кредитором, неясно, как Китай будет реагировать на призывы к реструктуризации задолженности.

Ясно одно: судьба миллионов беднейших людей мира зависит от списания долга глобальному Югу. Это должно быть одним из центральных требований социалистов на международном уровне по мере того, как пандемия подходит к концу.

Грейс Блейкли—экономическая обозревательница и авториня книги Украдено: Как спасти мир от финансиализации.

Фото: Friends of the Earth International / Flickr

Help us build the Wire

The Wire is the only planetary network of progressive publications and grassroots perspectives.

In just four months, the Wire has amplified over 40 articles from leading progressive publications around the world, translating each into at least six languages — bringing the struggles of the indigenous peoples of the Amazon, Palestinians in Gaza, feminists in Senegal, and more to a global audience.

With over 150 translators and a growing editorial team, we rely on our contributors to keep spreading these stories from grassroots struggles and to be a wire service for the world's progressive forces.

Help us build this mission. Donate to the Wire.

Support
Available in
EnglishFrenchPortuguese (Portugal)Portuguese (Brazil)GermanTurkishArabicSpanishRussian
Author
Grace Blakeley
Translator
Roberto Mancini
Date
13.08.2020

More in Economy

Economy

Grace Blakeley: The Future Will Be Planned

Receive the Progressive International briefing
Privacy PolicyManage Cookies
Site and identity: Common Knowledge & Robbie Blundell