Politics

Куда линейное продвижение Индутвы приведет Индию.

Спрятанный под слоями политических чрезвычайных положений на протяжении почти столетия, проект наконец вышел на всеобщее обозрение.
Новое видение Индии наступило, оно на виду у всех. Это видение не гармонично, однако в данный момент оно торжествует.
Новое видение Индии наступило, оно на виду у всех. Это видение не гармонично, однако в данный момент оно торжествует.

В настоящий момент по всей стране проходят акции протеста против Закона о гражданстве (поправки), 42 человека были убиты во время беспорядков в столице страны.

За последние девять месяцев - то есть, за время начала второго срока правления премьер-министра Нарендры Моди - все больше нарастало ощущение неотложности Индутвы. Даже фиговый лист развития остался в прошлом.

Это, действительно, истинная суть Индутвы, то, что было спрятано под слоями политических форс-мажоров на протяжении почти столетия.

Партию БДП возглавляет Моди, с близким соратником в виде министра внутренних дел Союза Амита Шаха. И третье шафрановое лицо на политическом небосклоне - главный министр штата Уттар-Прадеш Адитьянатх. В то время как Конгресс охвачен острым кризисом в руководстве, в БДП уже подготовили свою линию преемственности.

Тем не менее, есть разница между нынешней партией и БДП прошлого. Если в предыдущем национальном руководстве БДП бывший силовик Хиндутвы Л.К. Адвани несколько оттенялся бывшим премьер-министром Аталом Бихари Ваджпайи - которым во многих моментах восхищались даже либералы - то нынешняя линия преемственности не имеет ничего общего с умеренностью.

Ниже представлена линейная прогрессия Индутвы.

С одного взгляда на прошлое БДП и его предшественника Джана Сангх можно понять, в чем их суть. Давайте разберемся в настоящем, взглянув на политическую историю Индутвы за десятилетия, прошедшие с момента обретения независимости.

1950-е годы

В первом десятилетии независимости появилась партия Джана Сангх - политический партнер организации РСС. Успехи этой партии были скудными, несмотря на Раздел и сопутствующие ему тревоги. Джана Сангх завоевали всего три места в 1952 году и четыре в 1957 году. Основными задачами партии были полная интеграция Джамму и Кашмира - основатель Джаны Сангх Сяма Прасад Мукерджи умер в кашмирской тюрьме после того, как был арестован за пересечение границы без разрешения - с Индией, продвижение интересов индуистов и введение запрета на убой коров.

Но успех не улыбнулся партии. Джавахарлал Неру возглавил Конгресс и направил его политику в явно светское русло, одновременно оттесняя индусского консервативного лидера П.Д. Тандона. А в северо-индийских штатах - где Джана Сангх рассчитывали на больший успех - лидерами Конгресса были защитники хинди. Правительства Конгресса в некоторых штатах также запретили бойню коров, вводя тем самым в действие статью 48 конституции, часть директивы "Принципы политики штата".

1960-е годы

Уставшие от поражений, Джана Сангх начали проводить двустороннюю политику. Они стремились объединиться с социалистами, партией Сватантры и т.д. под предлогом анти-конгресс-изма. На четырех дополнительных выборах Лок Сабхи в северных штатах Индии в 1963 году были выставлены совместные кандидаты, что имело определенный успех. Лидер социалистов Рам Манохар Лохия был избран в Лок Сабха на этих выборах.

Параллельно с этим анти-конгресс-измом, который подразумевал некоторый компромисс в отношении центральной идеи Индутвы, основанная в 1964 году организация Вишва Хинду Паришад, вышедшая из РСС, начала движение с требованием внесения поправки в Конституцию, позволяющей центральной власти запретить бойню коров во всех штатах.

Агитация 1966 года переросла в насилие, что привело к нескольким смертям. В 1967 на выборах Лок Сабха и законодательного собрания - это был последний раз, когда они проходили вместе - во многих штатах произошла коррекция мест между оппозиционными партиями, и Конгресс претерпел потери. Партия Джана Сангх вошла в состав недолговечных правительств Санюкта Видхаяк Даля, сформированных в качестве законодательных систем в некоторых провинциях. Партия достигла некоторых успехов в Уттар-Прадеше, где ей также помогло движение за защиту коров.

1970-е годы

К этому времени тактика умеренности закрепила свою легитимность внутри партии, так как именно благодаря ей партия добилась некоторых успехов. Джана Сангх и РСС присоединились к Бихарскому движению 1974 года - доминирование Индиры Ганди в опросах 1971 года, несмотря на альянсы оппозиции, сделали это необходимостью - против коррупции и экономического кризиса.

Движение началось в Гуджарате и Бихар, и вышло на национальный уровень под руководством Джаяпракаша Нараяна (JP). Индира Ганди ввела чрезвычайное положение в 1975 - вскоре после того, как высокий суд Аллахабада постановил, что она выиграла свои последние выборы несправедливыми средствами, и Верховный суд не протянул ей руку помощи - и движение JP продолжило подпольное существование после ареста ее руководства.

Это был первый опыт партии Джаны Сангх в гражданской либертарианской политике. Перед выборами 1977 года Джана Сангх, социалисты, Бхаратия Лок Дал и Конгресс (О) объединились в Партию Джаната и разгромили Конгресс. Ваджпайи и Адвани стали министрами в правительстве Морарджи Десаи. Но идеологические противоречия вскоре привели к расколу Джанатской партии, даже когда возвращения Индиры Ганди к власти в 1980 году.

1980-е

Это десятилетие началось плохо для партии БДП, основанной в 1980 году в качестве преемницы Джаны Сангх. При Ваджпайи партия БДП сделала Гандийский социализм и наследие JP своим главным принципом. Тем временем, когда воинственность сикхов усилилась, а под ударом оказались индуисты в Пенджабе, Индира Ганди смогла прорваться в круг избрателей Джаны Сангх. Ее убийство в 1984 году также вызвало волну сочувствия, несмотря на беспорядки в Дели, в результате которых погибли десятки сикхов.

Конгресс под руководством Раджива Ганди получил рекордные 415 мест на выборах 1984 года, а БДП Ваджпайи была сокращена до двух. Это ознаменовало временное затмение Ваджпайи и Адвани вскоре сменил его на посту президента партии. Тем временем партия ВХП начала движение за храм Рама с серии ят.

Раджив Ганди пытался ублажить как мусульманскому, так и индуистскому фундаментализму, отменив решение Шах Бано Верховного суда через законодательство, с одной стороны, и облегчив вскрытие замков Рама Джанмабхуми, с другой. Он также сильно пострадал от дела Бофорса. К власти пришла недавно основанная партия Джаната Дал вице-президента Сингха, при поддержке со стороны БДП и левых партий. Один только БДП выиграл 85 мест.

Адвани обратился к жесткой Хиндутве, делая заявления в поддержку храма Рама в Айодхье. В.П. Сингх объявил о выполнении рекомендаций Мандальской комиссии и, очевидно, вопреки этому, Адвани начал Рам Рат Ятру, привлекая огромные толпы, но также и раскалывая общество до такой степени, что начались беспорядки. БДП отозвала поддержку правительству В.П. Сингха после того, как Лалу Прасад как главный министр Бихара арестовал Адвани в Самастипуре.

1990-е

БДП развивалась очень успешно на фоне поляризации. Она получила 120 мест в опросах в Лок-Сабхе в 1991 году, когда Конгресс вернулся к власти под руководством Нарасимха Рао. В 1992 году была разрушена мечеть Бабри.

Однако подъем БДП имел свои пределы. Партия была сильной только в северной, центральной и западной Индии и слабой на юге, востоке и северо-востоке. Теперь она нуждалась в союзах, чтобы превратить свои улучшенные подсчеты в большинство.

В 1995-96 гг. Ваджпайи, умеренное прикрытие, вернулся в качестве кандидата в премьер-министры от БДП. В 1996 г. БДП познали вкус власти в течение 13 дней, но не смогла завоевать голоса доверия. В 1998 г. БДП с коалиционным правительством под руководством Ваджпайи познали вкус власти в течение 13 месяцев. А в 1999 году к власти пришло правительство Ваджпайи с коалицией из более чем 20 партий на полный пятилетний срок.

Уроки роста БДП

Только при Ваджпайе БДП смогли преобразовать свой индутвинский скачок под командованием Адвани в большинство при НДА. Причина: союзники, имеющие мусульманских избирателей, нуждались в умеренном лице, чтобы рационализировать свою поддержку БДП, сделанную в основном для власти.

Это привело к тому, что БДП обрела двустороннюю руководящую роль: Ваджпайи - приемлемое лицо, а Адвани - приверженец жесткой линии. Но только приемлемое лицо могло привести партию к власти. Другими словами, всплеск Индутвы также, как это ни парадоксально, означал его ослабление.

Адвани не смог встать на место Ваджпайи, несмотря на попытки умеренности, и БДП не смогли вернуться к власти под его руководством в 2009 году. Теперь Конгресс, казалось бы, находился в хорошем положении, с двумя последовательными победами под руководством Сони Ганди в 2004 и 2009 годах.

Однако, во время второго срока ОПА столкнулась с обвинениями в коррупции. Общественный деятель Анна Хазаре возглавила протесты в столице, подорвав легитимность центрального правительства. Неблагоприятные отчеты Контролера и Генерального Ревизора сделали то же самое, и средства массовой информации продолжали критиковать правительство.

Вакуум и рост Моди

Созданный таким образом вакуум должен был быть кем-то заполнен. В данном случае его заполнил не БДП, а один человек, Нарендра Моди, чьи ораторские способности и пиар-техника сделала из него спасителя среди хаоса. Его образ Индутвы вышел на новый виток - в качестве трансформирующегося, неразборчивого в средствах лидера.

Эта новая партия БДП пришла к власти на популистском обещании новой Индии и всякая умеренность ушла в прошлое. Региональные партии были готовы работать с БДП, не имеющей умеренного лица и занимающей видное положение. Победа 2019 года стала подтверждением того, что общественные настроения теперь требуют гипернационалистической риторики с мусульманами в качестве тонко завуалированного врага.

Именно этот сдвиг, как никогда ранее, вывел Индутву на передний план. Второе правительство Моди - это жесткая линия по Кашмиру и протестам против поправок в закон о гражданстве, которую многие считают дискриминационной по отношению к мусульманам.

За последние несколько месяцев в новостях освещались акции протеста во всех уголках Индии. А в Дели сейчас происходят самые страшные беспорядки с 1984 года, в которых толпы нападают на мусульманские населенные пункты после провокационной речи лидера БДП Капила Мишры. Полицию обвиняют в слишком слабых попытках сдерживании насилия, которое на сегодняшний момент привело к 40 смертям и глобальной плохой прессе.

Это кульминационная точка Индутвы, где культурная поляризация является политикой дня. В БДП нет альтернативного голоса для любого другого оттенка национального мнения.

Это - лучший момент для политики Индутва. И, к сожалению, худший для гармонии общества.

Доктор Викас Патхак, имеющий докторскую степень по современной истории в JNU, преподает в Азиатском колледже журналистики в Ченнаи.

Фото: Twitter

Help us build the Wire

The Wire is the only planetary network of progressive publications and grassroots perspectives.

Since our launch in May 2020, the Wire has amplified over 100 articles from leading progressive publications around the world, translating each into at least six languages — bringing the struggles of the indigenous peoples of the Amazon, Palestinians in Gaza, feminists in Senegal, and more to a global audience.

With over 150 translators and a growing editorial team, we rely on our contributors to keep spreading these stories from grassroots struggles and to be a wire service for the world's progressive forces.

Help us build this mission. Donate to the Wire.

Support
Available in
EnglishFrenchGermanSpanishPortuguese (Brazil)Russian
Author
Vikas Pathak
Translator
Anya Emmons
Date
11.05.2020

More in Politics

Politics

Getachew et al: A Movement-Driven Feminist Foreign Policy

Receive the Progressive International briefing
Privacy PolicyManage CookiesContribution Settings
Site and identity: Common Knowledge & Robbie Blundell